Построено с Теплантом

Построено с Теплантом

РМ «Нанотех» Завод по производству наномебран

Денис Макиенко

Генеральный директор ЗАО «РМ Нанотех» Денис Макиенко о том, каково это — создавать нано-производство в России и конкурировать с американцами и китайцами за европейский рынок.

Несмотря на то что полностью на коммерческие рельсы мы перешли только с начала этого года, история нашего предприятия насчитывает около 40 лет. Она восходит к разработкам, которые начались во Всесоюзном научно-исследовательском институте синтетических смол в 1970-е годы. Но, конечно, настоящий толчок в развитии нам дала совместная деятельность с «Роснано». Фактически «Роснано» действует как фонд, и прежде чем выделять средства, он проводит тщательную проверку: и того, насколько предполагаемая продукция инновационна (да и вообще «нано»), и того, как скоро и на каких условиях могут быть возвращены инвестиции. После длительной проверки и личного визита Анатолия Чубайса началось строительство завода, половину стоимости которого оплатило «Роснано». Этот завод стал крупнейшим в Европе.

В том, что завод состоялся и начал производство даже раньше намеченного срока, — заслуга коллектива. Это люди неравнодушные, искренне болеющие за свое дело, понимающие, что каждый день, пока предприятие стоит недостроенным, — это потери. Этот завод делали люди, для которых он — дело жизни. Построить здания было сравнительно легко и быстро. Самым главным вызовом было найти и настроить оборудование.

Наши специалисты подбирали по всему миру нужные комплектующие и элементы, а потом вручную собирали и настраивали

Мы производим мембраны — структуры, которые имеют, грубо говоря, «дырки» размером от 0,1 нанометра до 100 нанометров в зависимости от модификации. Они используются преимущественно для фильтрации воды и, кроме молекул воды, фактически ничего через себя не пропускают. Технология очень сложная, нестандартная. Нельзя приехать куда-нибудь в Германию и закупить сразу производственную линию. Наши специалисты подбирали по всему миру нужные комплектующие и элементы, а потом вручную собирали и настраивали. Если вы смотрели нашумевший сериал «Во все тяжкие» (Breaking Bad), то помните, как главный герой тщательно собирал свою лабораторию, чтобы производить особо высококачественный продукт. Вот у нас было нечто похожее, только более масштабно и полностью в рамках закона.

Наша продукция востребована везде, где происходит работа с жидкими средами, везде, где нужна фильтрация и водоочистка. Основные отрасли, которые потребляют нашу продукцию, — это энергетика, газо- и нефтепереработка, производство удобрений. В странах, где мало источников пресной воды, самыми большими потребителями являются заводы по опреснению морской воды. Например, в производственном цикле ТЭЦ вода должна быть обессолена, чтобы со временем не пришло в негодность оборудование. Но надо сказать, что рынок энергетики по спросу на нашу продукцию, если смотреть в мировом масштабе, на порядок отстает от рынка опреснения. Все больше стран сталкиваются с необходимостью масштабных работ по опреснению воды. Начиная с Латинской Америки, через Африку (у которой пока маловато для этого денег, но потенциал большой) и Персидский залив до Индии и других стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Входят в этот пояс и такие страны, как Испания и Израиль. Мы не во все эти страны пока поставляем свою продукцию, но гордимся тем, что она уже идет и в Азию, и в Западную Европу. Около 30% нашей продукции отправляется на экспорт.

Владимир Родионов
начальник Бюро технических решений
и сервиса ОАО «Теплант»

В проекте строительства завода наномембран использовались сэндвич-панели Teplant c уникальным защитно-декоративным покрытием AGF, которое идеально подходит для «чистых помещений». AGF – грязеотталкивающее покрытие (мы его еще называем «антивандальным»), которое позволяет легко убрать не только следы творческой деятельности человека, но даже пыль или другие естественные загрязнения.

Заказчик проявил гипертребовательность к технологии производства наших панелей, досконально изучил все этапы. Они были даже в нашей заводской лаборатории. И это понятно – нанотехнологии требуют особого внимания к качеству и гигиеничности производственных помещений.

Наше производство — это «высокая» химия, почти искусство. Поэтому даже самые технологически развитые страны часто не могут воспроизвести такую продукцию. В Германии два года назад появилось похожее производство, но и оно по качеству не дотягивает. А все потому, что недостаточно собрать хорошую команду и оборудование. Тут нужна школа. В мире сейчас, после поглощения корейской компании японской, осталось всего четыре предприятия, которые выпускают мембраны на том же качественном уровне, что и мы. Три из них находятся в США. Но попыток войти на наш рынок предпринимается множество. О немецкой попытке я упомянул, но есть и другие, конечно, и в Китае. По качеству к нам там не могут приблизиться, но демпинговать могут очень хорошо. Отчасти это стало причиной того, что условия на старте проекта и в момент его запуска были совсем разными.

Когда завод проектировался, был составлен бизнес-план. Он был изначально амбициозен и рассчитан на взрывной рост рынка и рост инвестиций в модернизацию оборудования в ТЭК: проектируемая мощность завода в два раза превышала потребности России в нашем товаре. Но когда он через три года запустился, оказалось, что цены на продукцию упали в полтора-два раза и придерживаться бизнес-плана очень сложно. Тем не менее, бизнес-план — наш главный ориентир, по нему мы живем, и в конце 2016 — начале 2017 года планируем выйти на 100-процентную загрузку предприятия.

Вернуться к списку статей
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
14 месяцев потребовалось, чтобы в чистом поле запустить производство
«Балтика-Самара» один из крупнейших в Европе пивоваренных цехов
Алексей Ильин
директор филиала ООО «Пивоваренная компания «Балтика» «Балтика-Самара»